Анна Бичевская

Предприниматель

«Этот проект для меня про то, что женщины могут, объединяясь и видя своих, понимая, в какой системе координат находятся, чувствовать, что они не одиноки. Ведь не у всех есть способность противостоять системе самостоятельно. Платформа Sh.e должна показать, что существует много способов самореализации для женщины, и создать среду, в которой ей будет легко о себе заявлять, где никто не станет говорить, что она изображает не пойми кого и хвастается.

Я вижу, что мы живем в достаточно шовинистическом обществе, но сама для себя никогда не видела границ, связанных с гендером. Лично от меня никто не ожидал чего-то социально приемлемого; тем не менее помощь женщинам, которые это чувствуют на себе, необходима.

Мне повезло — мои родители были достаточно продвинутые, чтобы просто дать возможность быть собой. Я никогда не разделяла профессии на исконно женские или неженские и ушла из-под опеки где-то в 10-13  лет — мне позволили жить почти самостоятельно: в семье был социальный договор — каждый выполняет свою роль и все мы мирно сосуществуем в одном пространстве. Сейчас, много чего в жизни узнав и попробовав, я понимаю, что у меня достаточно уникальный опыт.

Я рано нашла человека, который меня принял со всеми моими особенностями — такой, какая я есть; никогда мне никто не говорил, что я недостаточно женственная, не спрашивал «почему ты все время ходишь в брюках?» или «зачем ты делаешь не женскую работу?». Мой муж тоже не совсем типичный мужчина — у нас нет разделений на условно женскую и мужскую работу. Я воин с мечом, который носится во внешнем пространстве, чего-то там вырубает и добивается, а Дима по многим показателям скорее мудрый хранитель семьи: рисует картины, творит дома — у нас в этом смысле нетривиальная ситуация.

От социального давления в нашей стране страдают и мужчины, и женщины. Это происходит, когда их стараются впихнуть в рамки одного типа поведения.

При этом у женщины есть хоть какая-то возможность выбирать — она может, если хочет, сидеть дома, творить и воспитывать детей, может творить и не воспитывать детей, может быть карьеристкой и так далее. Но если мужчина в нашей стране решит воспитывать детей или не брать на себя функцию зарабатывания денег, он подвергнется еще большей обструкции, чем женщина.

Так что в России история с мужской и женской ролью, с шовинизмом вообще, находится немного в другой плоскости, чем в остальном мире — здесь в принципе нужно ходить строем и не отбиваться от стаи. Если ты не дай бог занялся индивидуализмом в любом его проявлении и думаешь о себе, выстраиваешь work & life balance, заботишься о том, как себя чувствуешь, ты будешь, вне зависимости от пола, подвергаться жесткому давлению извне. Я всегда с этим боролась — с тем, что человеку в принципе указывают на его место. Система уничтожает личность, какого бы пола она ни была.

Но у женщин есть большая проблема с тем, чтобы почувствовать себя экспертом, — только потому как то, что делает женщина, не очень-то подчиняется классической классификации профессий и часто находится вне системы официальной оценки. На мой взгляд, понятие экспертности важно расширить. Так, например, у женщины, которая сидит при домашнем очаге, роль и родителя, и психотерапевта, и ассистента, и еще куча других ролей. Быть хорошим воспитателем для своего ребенка — это тоже экспертиза. Или, например, быть коучем для своего мужа.

У меня есть глобальное желание помогать людям и давать им находить свои новые грани, открывать возможность смотреть на себя влюбленными глазами. Всем нам нужна поддержка. А женщины, особенно с детьми, в этой поддержке нуждаются чуть больше, потому что количество времени и сил ограничено, и они иногда могут просто не быть способными противостоять негативному потоку. Таким женщинам нужно помогать двигаться вперед и чувствовать себя свободной».

Биография

Родилась в Калининграде. Получила первое высшее образование инженера по автоматизации, а по факту получала его в КВН, где играла от своего университета, параллельно занимаясь общественной деятельностью. После работала на выборах: была в команде политтехнологов и взаимодействовала в основном с молодежью; успела побывать в команде одного из кандидатов в мэры Калининграда.

Переехала в Москву и стала работать в PR-агентстве, получила второе высшее образование — пиарщика. Занималась продвижением Москвы на международной арене, работала пиар-директором на этапе становления Comedy Club, занималась коммуникациями и ребрендингом РЖД, продвижением чтения в издательстве ЭКСМО, организовывала фуд-корты на фестивале «Ламбада» и вместе с бывшим главой департамента культуры Москвы Сергеем Капковым перезапускала Парк Горького.

После были свои проекты: I know travel — гид от локалов для путешественников, которые ездят за границу (сейчас на паузе), и Stay hungry, которым занимается до сих пор уже около шести лет. Это клуб званых ужинов, который перерос в стрит-фуд вечеринки, а сейчас движется в сторону консалтинга и развития коммьюнити. Сейчас Stay hungry несут фестивальное знание в регионы и консультируют девелоперские компании, рестораны и администрации городов.

Также читайте

Мы начинаем публиковать серию текстов о новых явлениях нашего общества с точки зрения женщин и гендерного равенства.  В этот раз Перспектива Sh.e затрагивает тему цифровой реальности. Первую колонку о том, как Tinder стал новым инструментом патриархата, специально для Sh.e написала социолог, редактор проекта Open Democracy Russia Полина Аронсон, изучающая современные способы выражении любви в разных культурах. 

«Сейчас мне кажется, что такой проект о «сестринстве» и вообще о трансляции любых знаний, от диджитал-маркетинга до приготовления raw-десертов, — это то что нужно. Нам всем нужно сделать шаг навстречу, потому как мы все существуем в каких-то своих профессиональных пузырях, а мир огромный и прекрасный».

«Мы не научились оценивать профессионализм без оглядки на гендерные стереотипы. А потому женщинам сложно заявлять о себе. Чтобы получить признание, которое они и так заслуживают, им требуется поддержка.

Высококлассные специалистки существуют, их множество, осталось только их разглядеть».