28 февраля 2021

Диана Карлинер«У тебя получится»: программистка Алла Якушева о женщинах в IT

Иллюстратор: Катя Коновалова

Разработчица пользовательских интерфейсов Алла Якушева рассказывает Диане Карлинер, с чего начать, если хочешь стать программисткой, как бороться со стереотипами в сфере IT и получать справедливую зарплату за свой труд.

 

В программирование я пришла издалека. Я 1981 года рождения, то есть когда я росла, компьютеров у нас не было. В школе стояли старенькие «Немига ПК 588», а на уроке информатики мы обычно в тетрадки что-то записывали. Интерес к компьютерам у меня был с детства. Не скажу, что я гуманитарий. В школе участвовала в математических олимпиадах. Училась я в Белорусском государственном университете на факультете философии и социальных наук. Университет бросила на первом курсе, потому что разочаровалась в стандартной системе образования и не видела перспектив. По жизни я занималась тем, что мы с моим мужем, профессиональным художником, делали рельефы и росписи для оформления квартир и коттеджей. 

Четыре года назад в интернете я вдруг увидела рекламу курсов программирования, обещали научить создавать сайты. Я подумала: «Ничего себе! Этому учат!» С одной стороны, сказался кризис среднего возраста, с другой стороны, мне хотелось попробовать что-то новое с прицелом на удаленную работу и иммиграцию в перспективе. В общем, я решилась попробовать и записалась на эти оффлайн-курсы у себя в Витебске, в Беларуси, внесла предоплату. Но эти курсы так и не начались. Они не набрали достаточного количества желающих. Так что я стала смотреть разные онлайн-курсы и составила для себя план обучения. 

Из всей информации, которую нашла, я сделала вывод – начинать нужно с верстки: изучать язык разметки и язык для стилизации CSS (язык описания внешнего вида веб-страницы, – прим.ред.) Сначала я смотрела бесплатные материалы, которые предлагали популярные школы типа «Нетологии» и Stepik, HTML Academy и «Хекслет», а в октябре 2017 года уже стала серьезно учиться – прошла интенсив по языку программирования JavaScript и два интенсива по верстке. После них я поставила себе цель устроиться на работу. 

У меня было много страхов и неуверенности, как и у многих женщин в программировании. Я собрала все стереотипы о том, кому не следует идти в разработчики. Мне говорили, что в программирование нужно идти молодым, обязательно мужчинам, и что обязательно должно быть техническое образование. 

После курсов можно было попасть на стажировку в дочернюю компанию, в которой создают сайты для настоящих компаний. Там я провела полгода и в команде сделала три больших проекта. С этим опытом в ноябре 2018 года я устроилась верстальщицей удаленно в московскую компанию, где проработала полгода. 

Потом снова пошла учиться и за три месяца освоила навыки работы фронтенд-инженера. Вот только работу после обучения я искала два месяца. Нашла в своём городе в отделении EPAM Systems (американская IT-компания, офисы которой находятся в 30 странах мира – прим.ред.), и это уже совсем другой уровень.

«Женская» профессия

Когда я училась на верстальщицу, девушек вокруг было очень много, в том числе среди наставников. У меня была очень хорошая наставница, которая меня поддерживала. Она, кстати, сама пришла в программирование, закончив филологический университет. Верстка считается «женской», как бы несложной профессией. Но вообще там тоже бывают разные задачи. Например, верстка очень чувствительна к разным браузерам и бывает, тебе нужно реализовать что-то, что браузерами не поддерживается. Нужно придумать такую хитрую реализацию, чтобы страница точно попала в макет. Верстка требует внимательности, аккуратности, там много мелких деталей – шрифты, отступы, цвета. Это много работы. 

У тебя получится. Но если по какой-то причине не получится – ты не будешь жалеть. По крайней мере ты попробовала

Когда я освоила верстку, мне захотелось пойти учиться дальше, осваивать программирование. Оказалось, что вокруг меня есть и другие девушки с таким желанием, но у них внутренний ступор. Казалось бы, классная девчонка и с техническим образованием, у нее все круто получается, но она почему-то считает, что верстка – это ее потолок. И чем выше уровень в программировании, тем меньше женщин. Например, у нас в Витебске в отделе разработки из девятнадцати сотрудников три женщины. Такое же соотношение примерно во всех проектах в нашей компании, где есть фронтенд-разработчики. 

Я наставник на образовательной платформе «Хекслет»: разбираю со студентами сложные темы, провожу сеансы лайв-кодинга, рассказываю о сфере, о софт-скиллс, проверяю проекты. К сожалению, на премиум-плане (персональное обучение программированию с наставником) учится очень мало девушек. У меня была только одна студентка. Много времени я ее уговаривала и успокаивала: «У тебя получится. Но если по какой-то причине не получится – ты не будешь жалеть. По крайней мере ты попробовала». Она сейчас успешно учится, у нее все хорошо. 

Кстати говоря, основатель «Хекслета» Кирилл Мокевнин, который раньше проверял абсолютно все проекты разработчиков, говорил, что женщины пишут коды лучше. Он считает, что женщины внимательнее относятся к требованиям и вкладывают больше сил, потому что для женщин цена за ошибку выше. И мне часто комфортнее работать с женщинами. Разработка – большая командная работа, такие проекты никто не пишет в одиночку. И женщины более настроены на то, чтобы включаться в команду и помогать друг другу.

Сексизм в IT

Меня как-то пригласили на интервью в Витебске, на встрече был арт-директор, который явно хотел взять меня на работу, и гендиректор. У меня хорошее портфолио, это была бесплатная стажировка, я полностью покрывала их требования. Но у гендиректора был взгляд: «Что она тут вообще делает?» Работу я не получила. К тебе относятся предвзято сразу с порога, потому что ты женщина. 

Гендерные стереотипы очень сильно зависят от уровня компании. В крупной международной компании, которая занимается большой разработкой, почти не остается места стереотипам. 

Недавно я ради интереса сходила на несколько технических интервью в разные компании. С тех пор, как я уже не новичок в программировании, HR-специалисты пишут мне сами. В двух крупных компаниях я прошла серьезное интервью по полтора часа, это был разговор специалиста со специалистом. А потом я сходила на интервью в маленькую продуктовую компанию, где мне задали вопрос: «А как у вас с чувством юмора?» Оказалось, меня хотели спросить: «Как вы относитесь к шуткам про говно?» В компании мужской коллектив со своей атмосферой, и не факт, что женщине там было бы комфортно работать. 

В нашей компании есть этический кодекс, где прописано, что дискриминация ни по какому принципу не допускается, и это не просто слова. 

Хотя я сталкивалась с некоторыми частными случаями стереотипного отношения. У нас был вебинар про релокацию в Прагу, на котором лектор упорно повторял: «Когда вы со своей женой и детьми приедете в Прагу». Но я тоже очень хочу в Прагу! И если такое случится, то я поеду со своим мужем. 

Или, например, мой знакомый троллил программисток, своих коллег: вам пора рожать, не надо откладывать. Кажется, что он просто боится за свое рабочее место и хочет, чтобы девушки поскорей ушли в декрет. 

Справедливые условия

Женщины часто соглашаются на худшие условия и меньшую оплату, и считают, что им этого достаточно. На самом деле это две крайности: соглашаться на плохие условия и бояться ошибки и соглашаться только на проекты с высокими бонусами и не слышать обратную связь из-за завышенного самомнения. Если первое часто встречается у женщин, то второе – у мужчин. У парней гораздо больше уверенности. У них не возникает сомнений – получится ли у меня? Но мужчины завышенным самомнением упускают возможность развиваться. 

Пока кто-то сидит и ждет выгодных предложений, ты в это время нарабатываешь опыт

Вот свежий пример. Мой студент прислал проект на проверку. Я сделала код-ревю (рецензирование проекта) и ему почему-то показалось, что я сделала это плохо. Он вынес этот вопрос на общее обсуждение, эксперты согласились с моим отзывом, в итоге он решил уйти с индивидуального премиум плана на самостоятельное обучение без наставника – из-за самонадеянности он упускает возможности обучения и роста. Я читаю его код и понимаю: ему есть над чем поработать. Я бы могла с ним над этим работать. Но он считает, что справится лучше сам. 

Когда я шла на стажировку, я была согласна на любую работу и даже на бесплатную. Мне платили совсем мало, но я очень много работала. Рекордом был месяц без выходных по восемь-десять часов за компьютером. Я считаю, лучше согласиться на меньшее и не терять возможность получить новые навыки. Пока кто-то сидит и ждет выгодных предложений, ты в это время нарабатываешь опыт.

В EPAM я пришла работать в ноябре 2019 года, немного отчаявшись. Я долго искала работу и боялась, что мне снова придется вернуться к верстке. Когда меня на собеседовании спросили, сколько ты хочешь зарабатывать, я назвала сумму гораздо ниже, чем у меня было написано в резюме. Это были деньги, которые я получала за работу верстальщицы. И по итогу мне предложили именно эти деньги. Зато к концу испытательного срока мне сказали, что я могу сдавать assessment на middle (экзамен на позицию мидл-разработчика – прим.ред.). После этого мне удвоили зарплату. Мне кажется, можно рассчитывать на меньшее, а после того, как ты показал, что можешь – искать более выгодные предложения. 

Поддержка женщин

В Фейсбуке есть несколько групп для женщин-программисток, где мы друг друга поддерживаем, помогаем найти работу. Я знаю про Ингу Пфлаумер из Австралии, которая ведет вебинары для женщин по JavaScript. В конце проекта женщины писали карточную игру Bitva-game (скорее всего, это рабочее название). Это был большой проект, который был нацелен на то, чтобы вовлечь женщин в разработку и дать им больше опыта и больше возможностей реализоваться.  

Мне кажется, играют роль не только внешние факторы, но и внутреннее желание специалистки идти против стереотипов и верить в свои силы. К сожалению, в IT есть мизогиния, но самая ужасная мизогиния – по отношению к себе. Почему-то обычно именно девушки защищают парней, которые ведут себя неэтично в гендерных вопросах. Меня поразила история, когда на одном вебинаре для программистов по корпоративной этике в международных компаниях участник написал о девушке-спикере сексистский комментарий. Я попросила модераторов удалить его комментарии, потому что мне это неприятно видеть. Но в обсуждение включились другие девушки, которые стали убеждать меня, что достаточно предупреждения для автора комментария, а удалять комментарий не стоит якобы в назидание другим. Сейчас, кстати, на этой площадке ситуация изменилась. Они ввели официальные правила и ответственность за комментарии. Можно получить временный или даже пожизненный бан за такие фразы. 

Важно, чтобы девушки сами были готовы себя защищать и не замалчивать проблему. Я состою в программистском чате в телеграме, с некоторых пор я и еще несколько участниц стали жестко реагировать на гендерные стереотипы и неуместные шутки. Сейчас ничего подобного там не появляется, только дружелюбная атмосфера. 

Программисткам, которые только начинают работать, я бы посоветовала правильно расставлять приоритеты. Потому что у женщин часто высокая нагрузка дома, дети и муж. Если женщина хочет сделать карьеру, я советую максимально отодвинуть все, что можно, и вложиться в карьеру. Я договорилась с мужем, что он меня поддерживает, дает мне максимальную возможность работать и учиться. Я ему очень благодарна, что этот период я могла усиленно работать и повышать свой уровень. Это было максимальное время каждый день. Новогодние выходные в январе этого года – это мой первый отдых, когда я закрыла крышку ноутбука и честно ничего не делала десять дней. Зато сейчас я уже работаю по графику и соблюдаю рабочие часы. Этот ритм позволяет поддерживать баланс, хотя приходится много работать и учиться. Мне очень нравится. В программирование в принципе приходят увлеченные люди, которые работают не для галочки. Мы фанаты своего дела.