12 января 2021

Экспертки she подводят итоги 2020: «Этот год дал внятный компас — куда идти за настоящим, важным, своим»

Иллюстрация: Саша Барановская

Мы попросили эксперток в разных областях рассказать о том, что важного произошло в ушедшем году. Получился калейдоскоп итогов из разных сфер: политики, экономики, экологии, искусства — и разных стран, так как наши экспертки живут не только в России.

 

Пластик в океане

Дарья Василевская, юристка в сфере экологии, интерсекциональная экофеминистка

2020 год оказался плачевным для окружающей среды из-за большого количества одноразовых отходов, произведённых за время пандемии. Резко увеличился спрос на одноразовые маски, экраны, одноразовую упаковку для доставки еды и товаров. Вместе с тем упали цены на нефть и, следовательно, на одноразовый первичный пластик. До 2020 товары из переработанного пластика и так были дороже, так как их производство требует больше ресурсов. А теперь, когда цены на нефть упали, пластик из первичных материалов стал ещё дешевле, и производителям пластика из переработанных материалов сложнее конкурировать с ним. Пандемия показала, что индустрия переработки мусора абсолютно не готова справляться с новыми трудностями (да и со старыми тоже). Теперь на берегу моря и в воде можно найти не только одноразовые стаканчики, бутылки, трубочки и другой мусор, оставленный туристами, но и одноразовые маски.

Однако есть и позитивные новости. Раньше страны с высоким уровнем доходов могли отправлять пластиковый мусор в страны с низким и средним доходом без особых трудностей. Из-за плохой инфраструктуры по переработке пластиковый мусор в бедных странах оказывался либо на свалке, либо в море. В январе 2021 года вступает силу поправка к Базельской конвенции о контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением (у этой конвенции 186 стран-участниц). Теперь перед перевозкой некоторых видов пластикового мусора, страны будут должны получать согласие от страны импортера. Это поможет усилить контроль над перевозкой некоторых видов пластикового мусора и снизить нагрузку с бедных стран. Еще одна хорошая новость, но уже на региональном уровне — в июле 2020 года в силу вступило торговое «Соглашение США — Мексика — Канада», в котором есть несколько положений о важности борьбы с морским загрязнением пластиком. Это соглашение может послужить хорошим примером для более экологичного и слаженного международного и регионального регулирования торговли и перевозки пластиковых отходов.

«Шар и крест»

Мария Седова, искусствовед, хранитель музейных предметов в отделе новейших течений Государственной Третьяковской галереи

В марте 2020 года галерист Максим Боксер придумал закрытую группу в фейсбуке «Шар и крест». В группу пригласили художников, галеристов, искусствоведов и просто любителей искусства. Количество участников быстро росло. В группе продавали и покупали искусство. Известных художников и совсем молодых. Рядом с мэтрами размещали работы начинающих, торговавших наивными рисунками в блокнотике и пейзажами. Популярность группы быстро выросла, она вдохновила художников творить, коллекционеров покупать, а тех, кто ещё не определился, начать смотреть искусство и обмениваться прекрасным. Для многих сидение дома стало интереснее, возможно, появилось вдохновение.

Правила группы были простые: художник отправлял на модерацию не более десяти работ в день. После модерации работа появлялась на стене «Шара и креста» и первый, кто напишет в комментариях «покупаю», становился обладателем произведения, и далее уже вел переговоры с художником «в личке». Если у автора купили три работы, он был обязан сам приобрести графику или живопись у другого выставленного в группе художника и показать ее администраторам. Если коллекционер купил десять работ, то одну из них он должен был отдать в фонд «Шара и креста». После пандемии на выставке Cosmoscow Максим Боксер сделал передвижную выставку работ из группы. Я сама купила в группе две работы у Ольги Солдатовой.

Художни_цы за базовый доход

Ника Пархомовская, театровед, куратор, продюсер

Для меня на фоне локдауна, закрытых границ, ограничения свободы передвижения и очевидного экономического кризиса особенно показательна ситуация с культурой в нашей стране. Меня чрезвычайно опечалило (хотя, наверное, не удивило), что существующая система выпуска культурных продуктов и доступа к культурным благам не претерпела никаких существенных изменений. Но в то же время меня порадовала инициатива независимых художни_ц исполнительских искусств, которые выступили с идеей поддержки своего сектора и введения базового дохода для тех, кто работает на временных контрактах и в сложившейся ситуации оказался практически без средств к существованию. Понятно, что до введения безусловного базового дохода для любой категории граждан у нас в стране еще очень далеко, но хорошо, что начались хотя бы разговоры об этом — как внутри артистического сообщества, так и вне его, в частности, переговоры с властями. К сожалению, я не могу сказать, что 2020 стал годом единения и солидарности «работни_ц культуры», но мне кажется, мы сделали первые шаги в этом направлении.

Оппозиция в странах Вышеградской четверки

Екатерина Дунаева, политолог, доцент кафедры политологии в Католическом университете им. Петера Пазмани в Будапеште, Венгрии

Одним из самых интересных событий в Венгрии в уходящем году, на мой взгляд, стала встреча между мэрами столиц Вышеградской четверки, состоявшаяся в феврале. В рамках этой встречи мэры столиц Словакии, Венгрии, Польши и Чехии обсудили возможность получения финансовой помощи от ЕС напрямую, а не через правительственные госструктуры. Эта встреча стала знаменательной в контексте последних политических событий в Венгрии:

  1. Во время последних выборов 2019 года партия ФИДЕС проиграла во многих муниципальных и городских выборах (в том числе в столице), где критика в сторону политики партии и лично премьер-министра Орбана Виктора звучала все громче.

  2. Для укрепления своего пошатнувшегося положения Орбан не придумал ничего лучше, чем сократить финансовую базу своих критиков на местах, например, мэра Будапешта. Он сократил некоторые налоги, которые шли в местные бюджеты, что отрицательно сказалось на доходах столичного и муниципальных правительств.

  3. В свою очередь ЕС строго критикует венгерское правительство за коррупционные схемы при распределении финансирования, получаемого от Европейского Союза, что, по его мнению, негативно сказывается на эффективности и целесообразности их использования.

Таким образом, собравшиеся мэры столиц впервые за время существования ЕС попытались выступить с предложением разработать схему прямого финансирования программ местных муниципалитетов из бюджета ЕС, минуя центральное правительство. Основной смысл всех этих действий — попытаться предложить ЕС обходные пути для противодействия так называемым общеевропейским «смутьянам», прежде всего Орбану и Качинскому, и фактически открыть оппозиции пути финансирования, чтобы помочь ей победить на ближайших парламентских выборах.

Пожары

Диляра Валеева, социолог, специалист по анализу данных

Важное и тревожное событие для меня в 2020 — это большие лесные пожары в Сибири, Австралии, Калифорнии.

Нейралинк

Ольга Мельникова, исследовательница когнитивных нейронаук

Летом прошло хайповое событие — презентация Илоном Маском новой версии имплантируемого в мозг интерфейса — нейралинка. Идея устройства в том, что нити электродов через отверстие в черепе вставляются в мозг и взаимодействуют с участками мозга, помогая восстановить утраченные функции, такие как потерянное зрение или функциональность конечностей. Новая версия девайса по сравнению с прошлой стала меньше, приобрела новые функции: умных часов (температура, давление), и прогноза и предупреждения серьезных багов со здоровьем, таких как сердечный приступ и инсульт. Команда продемонстрировала работу нейралинка, вживленного в мозг свинье Гертруде. На экран выводилась активность нейронов участка сенсомоторной коры, отвечающей за пятачок: каждый раз, когда животное нюхало, активность нейронов возрастала. Илон Маск пообещал, что в будущем установка прибора займет не больше одного дня и будет произведена под местным наркозом.

Нужно ли объяснять, почему это событие важное? Во-первых, сам проект в перспективе дает людям с различными повреждениями мозга надежду на восстановление функций — заново обрести возможность ходить, слышать. Во-вторых, это привлекает внимание к отрасли в целом, оживляет ее, показывает, куда ей стоит развиваться. Важными вопросами нейроинтерфейсов по-прежнему считаются размер, установка и глубина проникновения устройства. Пока у нейралинка глубина 7 мм. Устанавливать такие устройства, не повредив мозг, довольно сложно, поэтому процесс будет полностью роботизирован. Электроника неизбежно уменьшается в размерах и уже сейчас в мире появляются нейроваскулярные интерфейсы (например, компания Synchron), которые могут быть доставлены в мозг по сосудистой сети без вскрытия черепа.

Другим важным событием для меня стал выпуск книги известной представительницы американской нейронауки Лизы Фельдман Барретт «Семь с половиной уроков о мозге». Книга состоит из коротких эссе о том, как наш мозг работает методом предсказаний и конструирует реальность. Работы Барретт уводят нас в сторону от биологического детерминизма, теории «встроенных эмоций», и дают базу для развития личности через культурный аспект, через «конструирование мира». Предыдущая книга Баррет называется «Как рождаются эмоции». В ней авторка приводит научные доводы в пользу того, что наши эмоции — не встроенный биологический механизм, а сформированная с помощью культуры, языка и прошлого опыта надстройка. В этом плане интересно разобраться, где именно заканчивается биология и начинается культура. Также она развенчивает стереотипы про большую эмоциональность у женщин по сравнению с мужчинами и раскрывает, как такие стереотипы на практике вредят обществу.

Подмосковные птицы

Надежда Кияткина, руководительница ландшафтной инициативы «Заповедный луг», член Союза охраны птиц

В этом году мы полгода снимали дачу и жили на ней, особо никуда не выезжая. Поэтому я решила, что нужно провести время с пользой и вызвалась участвовать в проекте Зоомузея МГУ по подготовке Атласа птиц Московской области. Нужно было выбрать себе квадрат 10 на 10 км и сообщать через приложение, какие птицы на нем встречаются. В это сложно поверить, но до сих пор не было точных данных, какие птицы гнездятся в Подмосковье, какие точно виды там встречаются. Такие проекты не финансируются, а уровень развития гражданской науки, citizen science, очень низкий. Еще недавно похожая ситуация с изучением встречаемости птиц была в Москве, но Зоомузей вместе с учеными и волонтерами за несколько лет сделал атлас по столице.

Не знаю, насколько полезными будут мои данные для Атласа, но благодаря ему этой весной и летом у меня точно были моменты совершенно чистой радости. Впервые я увидела белую цаплю, серую куропатку, стаи чибисов. И все это в паре километров, а иногда и в паре шагов от дачи. Проект по сбору данных будет длиться несколько лет, поэтому я обязательно буду участвовать в следующие годы, и надеюсь, к нему присоединится еще больше любителей птиц.

Шведская морковь и лоси

Анна Якобссон, психолог

Не уверена что мои итоги актуальны для всего мира, но в Швеции, где я живу, было заметно:

1. Пандемия изменила взгляд на сельское хозяйство: из злостного врага окружающей среды (коровы производят метан, и вообще нельзя насиловать природу) оно в течение пары недель превратилось в стратегически важную отрасль и источник еды в условиях закрытости. Без иронии — для этого благополучного общества было нормально не задумываться, откуда приходит еда, и думать только об ее экологичности и оптимальных сроках доставки. Теперь вся страна осознала, что на самообеспечении шведы могут разве что испечь морковный кекс. Это я цитирую газеты: достаточно производится морковки, муки и сахара. Все остальное импортируется в больших или меньших объемах.

2. Большой популярностью стало пользоваться slow-TV. Это передачи в режиме реального времени. Показывают, как лоси мигрируют, например. Несколько недель прямой трансляции. Или рождественские приготовления.

Все это, мне кажется, о том, что люди наелись виртуальной реальности, и уже хочется реального тепла, обычной жизни, замерзших лосей, своей картошки и яблок, друзей в реале и неспешных разговоров. Очень тривиальный вывод, что этот год внезапно дал нам очень внятный компас — куда идти за настоящим, важным, своим.