20 октября 2021

Жанна ЛажевскаяЗачем нам «Ферзинизм»

Иллюстрация: Саша Гашпар

Шахматистка, футболистка и тренерка Жанна Лажевская рассказывает о гендерном распределении в шахматах и о клубе «Ферзинизм». Клуб основала Мария Микулина, и в нем у женщин есть квота: их должно быть не менее половины на встречах клуба.

 

Год назад я взяла с собой шахматы на новогоднюю вечеринку дружественной футбольной команды «Троллейбус». Затея зашла на ура, и доска с фигурами практически не пустовала, но из девушек играла одна я. Все остальные были парни из мужского «Троллейбуса». То же самое происходит и в женской футбольной команде Girlpower fc, за которую я играю. В перерывах между тренировками почти все тренеры рубятся в шахматных приложениях. Почти все мужчины-тренеры, но никто из тренерок. И это какая-то повсеместная история: на начальной, любительской стадии практически не видно женщин.

Поменять это и привлечь больше женщин в шахматы пытается Мария Микулина, основательница «Ферзинизма» — шахматного клуба для энтузиастов игры. Его феминистская миссия заключается в том, чтобы сокращать гендерный разрыв в шахматах: привлекать больше женщин в игру и выделять им не менее половины мест на собственных оффлайн мероприятиях. Это искусственное ограничение сознательно введено для того, чтобы сделать вход в мир шахмат для женщин проще, создать некий soft space. В клубе проходят регулярные онлайн-турниры, живые встречи в кафе и мастер-классы. Сюда может прийти любой человек вне зависимости от опыта, возраста и пола. «Ферзинизм — не шахматная школа, не организация по проведению турниров, а именно клуб, — описывает „Ферзинизм“ одна из его участниц, Алёна. — Это, прежде всего, возможность поиграть в шахматы, пообщаться с людьми, у которых схожие мысли, интересы и проблемы в этой сфере. Мне нравится удивительно теплая и душевная атмосфера в клубе. Нравится, что никто не косится недоуменно и не тычет исподтишка пальцем, мол, взрослая тётя решила научиться играть в шахматы: мы все там такие».

Все как под копирку говорили: «Ой, для меня это слишком сложно», хотя до этого могли весь день провести в огромных excel-таблицах.

Мария Микулина

Три года назад, когда Мария Микулина только начинала заниматься шахматами, она столкнулась с тем, что не может найти себе партнершу для игры. При том, что большая часть её окружения была из вполне аналитической сферы — математики, врачи, программисты, аналитики; ни одна из подруг не хотела сесть с ней за доску. Все как под копирку говорили: «Ой, для меня это слишком сложно», хотя до этого могли весь день провести в огромных excel-таблицах. Вместо женщин вокруг были тридцатилетние парни-айтишники и деды из Ленинки и общественных парков Москвы. «И если айтишники в основном вели себя тихо, спокойно и дружелюбно, то с дедами уж на что попадешься, — рассказывает Мария. — Один пытался ручку поцеловать — я туда больше не возвращалась. Не очень хотелось, чтобы это было мое единственное шахматное окружение».

Занятия шахматами начались для Марии не с шахматной школы, а с приложения chess.com. В детстве у нее были другие увлечения, и шахматы просто никто не предлагал. Интерес к ним возник спонтанно. «Я была в каком-то удрученном состоянии, много залипала в инстаграме, и в один момент в голове щелкнуло — надо эту дурь чем-то заменить, более полезно проводить свои вечера. И на вопрос: „А что может быть полезным?“ сразу мелькнуло — шахматы. Я скачала приложение, начала играть, и это вошло в ежедневную рутину: зайти в приложение и сыграть пару партий. Я откуда-то из детства знала правила игры, кроме одного: взятия на проходе. Меня оно тогда страшно удивило. Как это так, когда у тебя просто пешка пропадает? Ладно, когда ты еще физически играешь, можно начать оспаривать, а тут онлайн же — ничего не сделаешь. Думала, это баг… Потом пришли пазлы (шахматные задачи на chess.com, — прим. ред.) — решала пять пазлов в день, как доктор прописал. Затем поняла, что увлечение затянулось, и мне не надоедает. Тогда уже начала читать шахматные паблики, смотреть видео, стала отчетливо замечать свое личное развитие через игру». Сейчас Мария стабильно обыгрывает второразрядников в живых партиях на встречах клуба и в любительских турнирах, онлайн больше набивает шишки, а ее рейтинг на Lichess.org (один из основных шахматных сайтов в мире) плавает в районе 1600 — это примерно третий разряд.

Таких историй, когда человек во взрослом возрасте вдруг начинает интересоваться шахматами и регулярно играть с друзьями и в шахматных приложениях, миллион. Только вот в 80 случаях из 100 этот человек будет мужчина. Обсуждая с Марией, почему женщинам так сложно войти в игру, для которой нужна всего лишь доска из 64 клеток и 32 фигуры, мы доходим до вопроса о том, кто вообще этот человек, который играет в шахматы. С одной стороны шахматы — это просто игра, набор правил, фигурки, с другой — в культуре закрепился еще и образ человека, который играет в шахматы.

«Человек, с детства увлекающийся шахматами — это человек-нестандарт, отличающийся от ровесников, — рассуждает Мария. — Особенности шахматной среды и обучения, когда ребенок может часами фокусироваться на деревянных фигурках, мысленно передвигая их по доске, рассчитывая ходы и запоминая варианты и позиции, формируют определенное мышление и характер. Шахматы могут развить концентрацию, абстрактное мышление и неплохую память у любого ребёнка. Но часто бывает, что преуспевают и выделяются в интеллектуальном спорте дети с врожденными особенностями развития. Например, проявлениями аутистического спектра, когда ребёнок, захваченный игрой, может концентрироваться гораздо дольше и глубже других детей. В общем, гении. Такое сращение образа гения с образом шахмат не может не смущать. Возможно, это неплохо для одаренных ребят, но ставит барьер для большей части людей. Игра, по своей сути очень демократичная и простая, становится в итоге суперэлитной. Элитной не по статусу, не по деньгам, а по мышлению. И вот этот акцент на гениальности, на чем-то скорее природном, чем воспитанном, создает неподъемный стандарт. Есть сила образа: шахматы — это шахматист, априори мужчина (у меня почему-то сразу Каспаров) 30–50 лет, собранный и интеллигентный, всю жизнь занимается шахматами. Образ, который может импонировать либо тем, кто физически могут такими стать, либо тем, кто уже такие есть. И если у тебя другой старт, другое мышление, другая культура, или ты не того гендера, то ты из этого образа выпадаешь».

Я помню, как была единственной девочкой в местном шахматном клубе

Жанна Лажевская

Гендерная ситуация в шахматах действительно печальная, и была такой всю историю этой древней игры. В детстве я довольно серьезно занималась шахматами, и я помню, как была единственной девочкой в местном шахматном клубе, куда приходила играть по выходным. Детские финалы первенства России в 1990-е собирали в два-четыре раза больше участников у мальчиков, чем у девочек. В этом году в финале до девяти лет в Костроме сыграл 361 мальчик, и только 154 девочки. Примерно такое же соотношение сохранялось и в Лоо, где проходит Финал первенства России у детей девяти-тринадцати лет (в первой лиге). А если переместиться во взрослый мир профессиональных шахматистов, то ситуация становится еще печальнее. В рейтинг-листе ФИДЕ (Международной шахматной федерации, — прим. ред.) в 2020 году мужчин числилось чуть больше трехсот тысяч, женщин — чуть меньше сорока тысяч.

Работая последние шесть лет тренером по шахматам в обычной общеобразовательной школе, я столкнулась с более пятьюстами детьми, и вот примерная гендерная статистика шахматного кружка за это время. Пять лет назад в наборе первого года обучения из шестнадцати человек было четыре девочки, и такое соотношение — одна девочка на четыре мальчика — поменялось только сейчас. В этом сентябре из двадцати ребят начального уровня — семь девочек. Хочется надеяться, что на это небольшое увеличение доли девочек повлияла популярность «Хода королевы», но очевидно, что для действительно системных изменений нужно нечто большее, чем один фильм.

Помимо устоявшегося в культуре восприятия шахмат как мужского вида спорта, на слабую представленность женщин в шахматах влияет и тот факт, что в «женских» шахматах значительно меньше денег, чем в «мужских». Для примера: призовой фонд последнего чемпионата мира среди женщин, прошедшего в 2020 году в Шанхае и Владивостоке, составлял полмиллиона евро. В Дубае, где в ноябре встретятся Карлсен и Непомнящий, призовой фонд будет в четыре раза выше (два миллиона евро). Примерно такой же разрыв в четыре раза можно наблюдать и на ближайшем Гран-При ФИДЕ в Риге — 425 тысяч евро в общем турнире против 125 тысяч у женщин. Есть, конечно, и хорошие новости. Возглавившая в 2018 году международную федерацию шахмат ФИДЕ новая команда публично и регулярно заявляет о необходимости большей поддержки женских шахмат. Эмиль Сутовский, генеральный директор ФИДЕ, на днях в своем фейсбуке, например, объявил о том, что к спонсорским призовым блицтурнира Гранд Свисса в Риге, ФИДЕ добавляет десять тысяч долларов на женские призы.

Важное уточнение — шахматные турниры разделяются на «общие» и «женские» для участников с самого раннего возраста. Нет никакого запрета на участие девочек в мальчуковых турнирах, а женщин — в мужских, но по факту большинство женщин выбирают играть в женском турнире, если есть такая возможность. Есть и соответствующее разделение по международным званиям: гроссмейстер, женский гроссмейстер, международный мастер, женский международный мастер, мастер ФИДЕ, женский мастер ФИДЕ, ну и так далее. Для выполнения женской нормы нужно достичь рейтинга на двести пунктов меньше, чем соответствующей мужской. Забавно, что звание международного мастера престижнее звания женского гроссмейстера. Если у женщины есть звание женского гроссмейстера и международного мастера, в стартовым листе турнира у нее будет указано IM (международный мастер).

Вы обе другого пола, с другой репродуктивной системой — вот вам за это шоколадка.

Мария Микулина

Меньше денег — меньше престиж. Меньшее количество девочек идет в шахматы, меньшее количество тренеров хотят заниматься с девочками/женщинами, меньшее количество женщин остаются в шахматах в принципе, даже по достижении определенного уровня. Разделение турниров на общие (впрочем, часто такие указываются как мужские, например, этапы Кубка России среди мужчин) и женские влияет скорее на результаты и психологический настрой женщин. Поскольку средний уровень женщин слабее, нет такой конкуренции, соответственно нужно меньше усилий, соответственно на выходе более низкий рост. Сюда же можно добавить и выделение отдельных призов для женщин/девочек в общих турнирах. Созданный, видимо, с целью мотивации и поддержки женщин, женский приз по факту заранее снижает планку и ставит определенную психологическую установку: женщины изначально настраиваются на борьбу за утешение — женский приз.

Что-то очень сильно колет в этой истории с утешительными женскими призами, и особенно в любительском шахматном мире. Мария рассказывает о том, как она впервые столкнулась с этим выделением. Есть прекрасный, очень атмосферный шахматный бар на Краснопресненской — World Chess Club Moscow, где люди после работы играют в шахматы и пьют. В какой-то момент Мария начала регулярно ходить туда сыграть пару партий и однажды попала на турнир. «В турнире было много парней, и всего две девушки — стандартная история. У них был женский приз, и я тогда об этом не знала. Знаешь какое дурацкое ощущение, когда из двух ты выигрываешь женский приз? Это как подкинули монетку: „кто из нас немножко лучше?“ Ощущение утешительного приза, но при этом он вообще не утешает. Вы обе другого пола, с другой репродуктивной системой — вот вам за это шоколадка. Вместо ощущения „о, меня увидели“ у меня такой приз вызывает мысль „ого, как нас мало“».

Интересный факт, что лучшего результата за всю историю женщин в шахматах достигла венгерка Юдит Полгар, участвовавшая почти исключительно в мужских турнирах. Она входила в топ-10 лучших шахматистов мира, достигла супергроссмейстерского рейтинга (свыше 2700), играла на равных с лучшими, выигрывала у всех великих — Карпова, Каспарова, Ананда, Карлсена. Есть и другие примеры успешного выступления женщин в мужских шахматах: Хоу Ифань, занимающая 83-ю позицию в текущем рейтинг-листе ФИДЕ; абсолютная доминация женщин в грузинских шахматах в 1960–1980-ые годы; Александра Горячкина, впервые в истории пробившаяся в Суперфинал мужского чемпионата России по шахматам, проходящий в момент написания текста в Уфе. И все же деление турниров на мужские и женские сохраняется, и настолько пронизывает всю структуру мировых и национальных чемпионатов, что сейчас сложно представить то будущее, когда турниры станут общими.

«Помню свою реакцию, когда узнала, что турниры и титулы разделяются на общие (мужские) и женские, — рассказывает Мария. — Меня просто бомбило — в смысле, простите как, что это? Потом я начала читать, что же это за сегрегация такая. Поняла, что изначальная идея была вводить женщин в шахматы, развивать отдельные женские шахматы, чтобы замотивировать, создавать такой soft space. И это та же идея, с которой я начинала свой проект „Ферзинизм“. Я его делала как женский, потому что в моем окружении совсем не было женщин. Был только большой подвешенный вопрос „где все?“, ведь такого не может быть, просто статистически не может быть в России с её шахматной культурой прошлого, настоящего и будущего. Многие девушки приходили ко мне именно потому что „Ферзинизм“ был женский — им этот маркер „женский“ давал какое-то разрешение на то, чтобы начать играть, особенно в зрелом возрасте».

Для некоторых участниц действительно важно, что сообщество гендерно равное. «Я чувствую себя безопаснее в пространствах, в которых женщин больше или хотя бы столько же, сколько мужчин», — говорит Татьяна. Других участниц это изначально не волновало, но, сравнивая клуб с местами, где доминируют мужчины, они тоже стали отмечать душевную и теплую атмосферу. «Лично мне „Ферзинизм“ помог поверить в свои силы в шахматах, стать более уверенной, понять, что я не белая ворона, а нас таких целая стая», — говорит Алёна.

Вот как рассказывает о развитии клуба за эти три года сама основательница: «За все время существования „Ферзинизма“ на встречи клуба пришли более 170 участниц и участников, для многих из которых это был первый в их жизни опыт живого шахматного сообщества. Создавая „Ферзинизм“, изначально я ставила цель просто найти себе хотя бы одну партнершу для игры в шахматы. Дальше цель выросла до обучения хотя бы одной девушки шахматам с нуля. Причём так, чтобы у неё загорелись глаза, и ей захотелось заниматься шахматами дальше. Затем — сделать встречи, где люди будут играть в комфортной, неформальной атмосфере. Потом — провести онлайн-турнир и попробовать организовать мастер-классы для начинающих. Так маленькими ступеньками „Ферзинизм“ дорос до настоящего шахматного клуба, с еженедельными онлайн-турнирами на Lichess.org, встречами на десять-двадцать человек и мастер-классами».

Сложно хотеть от ребенка любви к чтению, если он не видит своих родителей за книгами. Также и маленьким девочкам нужно видеть гораздо больше женских ролевых моделей, чтобы захотеть научиться играть в шахматы, и не только в кино, но и дома. В конце концов, шахматы — это всего лишь классная игра, в которую любой человек любого пола и возраста может войти в любой момент. И пройти этот удивительный путь от знакомства с «правилом взятия на проходе» и «мата слепой свиньи» до турниров и разбора «бессмертных» партий — таких, как партия Ротлеви-Рубинштейн. Ну, и созидания собственных на доске, конечно.

 

Кристина Крыжановская
Жанна Лажевская
Карина Бесолти